2004 г. - СПб.: Издательство "Питер". Абдулатипов Р. Г. "Философ и правитель".


 

2004 г. - СПб.: Издательство "ПИТЕР". Мягкая обложка, 112 стр. ISBN   5-94723-686-9. Тираж: 2000 экз. Формат: 60x90/16 (~145х215 мм). Абдулатипов Р. Г. "Философ и правитель. Диалог о правлении"

Эта книга - попытка в аллегорической форме диалога Философа и Правителя поднять вечные вопросы о сути, целях, задачах и формах государственного правления и ответить на них. Хотя автор и не связывает своих героев с какой-либо определенной страной, а повествование опирается на мировой опыт решения государственных проблем, все же главный объект исследования, по опыту государственной и научной деятельности самого автора, - отношения власти и народа в России.

Автор - Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов, доктор философских наук, профессор, действительный и почетный член ряда академий и университетов, в том числе зарубежных, заведующий кафедрой национальных отношений и федерализма Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, Председатель Совета Ассамблеи народов России, известный российский ученый, общественный и государственный деятель.

Издание рассчитано на широкую читательскую аудиторию, на всех, кому не безразлична судьба общества и государства.

 

ФИЛОСОФ И ПРАВИТЕЛЬ. ДИАЛОГ О ПРАВЛЕНИИ.

О сути правления

Способность к самостоятельному существованию... считается главным отличительным свойством сущности.
Платон

Философ. Уважаемый Правитель, каждый человек обладает разумом, но не всякий является разумным в полном смысле этого слова. Каждый человек обладает совестью, но не каждый является совестливым. Многие обладают знаниями, но ума практического, а значит и мудрости, не приобретают. Многие из людей становятся правителями, но редко кто способен быть им. Особенно по состоянию совести и уровню понимания задач правления. Многие народы имеют богатые земли и всякое другое богатое наследие, но при этом влачат жалкое существование. В чем же тут дело? Ответить на этот вопрос трудно, но попытаться можно. Мало только иметь, надо, что в еще большей степени важно, уметь распорядиться тем, чем обладает человек, народ, страна. И следовательно главная задача как для отдельного человека, так и для государства в целом — это уметь разумно распорядиться тем потенциалом, которым обладает сам, народ, страна. И это задача Правителя, который обязан сеять разумное, доброе, а значит и совестливое, собирая народ и созидая свое Отечество. Вместо этого многие правители собирают «своих» и созидают благополучие и безопасность для себя, для своего окружения.

Правитель. Значит, дело прежде всего в сути управления! Речь о том, насколько разумной и мудрой является утвердившаяся в стране система правления. И не в меньшей степени важно состояние совести. В народе есть прекрасное понятие «жить по совести». Надо возродить эту модель жизни. И логически отсюда вытекает требование: чтобы произошло так, надо переходить к модели «управлять по совести». Я понимаю, в огромной степени именно от этого зависит состояние и перспективы моей страны, моих соотечественников. И, конечно, многое зависит от Правителя, его умения организовать эффективную работу общества, государства, всей системы правления. Хотя сам по себе Правитель тоже может остаться в одиночестве. Нужна сознательность и соучастие граждан в делах общества и государства. Их вера и готовность совершать благие, созидательные дела.

Философ. Да, верно. Вы правильно уловили главное звено ответственности в своей деятельности как Правителя. Ведь слово «правитель» — от понятий «править», «управлять». Прежде всего, речь идет даже не о форме правления, которыми увлекаются все, особенно вновь пришедшие к власти, а о сути. А суть — это добродетельность правления. Многие реформы в этой сфере носят формальный характер, не затрагивая, не доходя до сущности вещей и явлений. Можно спорить о демократии, охлократии, тирании и сводить все к формальным признакам, увлекаться экспериментированием и, как ныне говорят, структурными преобразованиями, не определив изначально целей и задач правления. Отсюда и тщетность преобразований и усилий Правителя, если сама система не организовывает, не мобилизует, а расхолаживает и развращает людей. Были и есть разные режимы правления, но очень многое зависело и зависит не от названия и набора формальных признаков, по которым характеризуется правление, а от личности Правителя и от содержания правления, умения готовить, использовать, мобилизовать кадровый, экономический и иной потенциал страны для благополучия граждан и мощи государства. Великое искусство — сплачивать и мобилизовывать свой народ на решение добродетельных задач. И в этом суть правления.

Правитель. Мне, к примеру, казалось раньше, что от Правителя зависит чуть ли не все. Теперь убеждаюсь, что от меня зависит еще очень мало, ибо застал утвердившиеся отношения, ценности и связи в обществе, в государстве. Попытка их разрушить может привести к разрушению и неуправляемости всей системы. Кроме того, тысячу дел, до которых я не могу дойти сам, приходится поручать другим людям. А они, подчас, думают одно, докладывают другое, решают третье. Кроме того, именно они нередко формируют и мое мнение о событиях, делах и людях, подсказывают решение, как потом оказывается часто, угодное себе. Отсюда и удаленность Правителя от дел и реальной действительности. То есть получается, что я, Правитель, отвечаю за все, но не могу дойти до многого. Масштабность задач, которые стоят перед Правителем, и физические возможности отдельного человека не совпадают. А управленческая система чаще построена в традиционном обществе так, что вся как бы замкнута на Правителя — не только полномочиями, но и ответственностью.

Философ. И здесь Вы уловили все правильно. Парадоксально, но такое положение вещей нравится многим Правителям. Но Правителю надо быть масштабной личностью: не вникать во все мелочи, а определять сущностные направления развития страны и стиль правления с набором необходимых полномочий и ответственности. Первое, что необходимо для правления государством, — это знание народа, общества, страны, которыми ты правишь. Отсюда особое внимание, которое должно быть уделено подготовке и расстановке кадров, людей, привлекаемых к правлению. Важен еще и стиль правления, который определяет решение коренных задач, стоящих перед страной, народом в соответствии с самочувствием граждан. Правитель не может освоить все отрасли знания и сферы развития страны, государства и общества. Следовательно, он не может дойти до каждого. Значит, Правитель должен обладать в первую очередь знаниями о всеобщем.

Только знания о всеобщем дают возможность дойти до сути масштабных процессов развития своей страны, мира и держать в руках нити стратегических направлений государственного правления, вникая, при необходимости, в специфику отдельного. Для этого нужно быть не только хозяйственником, политиком, но и Философом. Отсюда непременное условие — окружить себя помощниками, наиболее знающими, опытными, способными дойти до людей, их сообществ, достигая тем самым сути правления в современных условиях, работая честно и справедливо. Лучшие люди, первейшие профессионалы своего дела по всей стране, должны информировать Правителя о состоянии дел в конкретных сферах общественной и государственной жизни, помогать ему править. Качественный состав государственных служащих, для которых сформированы задачи правления, в конечном итоге определяет эффективность и уровень работы Правителя, успехи правления.

Вместо этого правители часто увлекаются критериями преданности, приближенности, дружбы при подборе кадров. И окружают себя холуями и рабами, которые отвлекают Правителя от сущностных задач и работают на себя, заняты только одним — угодить Правителю и за счет его расположения к себе править в угоду своим корыстным интересам, умножая далее по цепочке по всей стране отряды льстивых и преданных очередному начальнику рабов. Правителю прежде всего следует избавиться от собственных пристрастий, симпатий и антипатий, не давая таким образом приближенным и дальним чиновникам лесть и угодничество подчиненных. В противном случае поведение Правителя будет копироваться по всей вертикали власти и управления. И вместо единого, эффективного, работающего целостного государственного организма, таким образом, могут формироваться маленькие государства на каждом уровне и в каждой сфере, которые будут заняты лишь обслуживанием отдельных чиновников, групп людей. А народ при этом отчуждается от правления и Правителя. Каждый собирает своих и для себя за счет государства и народа.

Все беды государства, как показывает опыт тысячелетий, от угодничества Правителю и себе, своим прихотям. А там далее открывается простор для всех иных злоупотреблений. Угодничество усыпляет того, кто сверху, и открывает для бесчинства все пространство внизу, умножая всякие злоупотребления и прежде всего взяточничество. Это все очень скоро развращает систему правления, государство, следовательно, обесценивается власть, дискредитируется личность Правителя. Первейшие требования: «управлять необходимо мудро», «управлять необходимо справедливо». Эти принципы божественны и первичны для собирания народа, государства как солидарной общности граждан, объединенных в целях созидания. Справедливость основывается на знании соотношения невежества, добра и зла, полезности и вредности деяний с точки зрения самочувствия как гражданина, так и государства в целом. Справедливое правление обществом и государством, во-первых, организует и мобилизует народ как солидарную общность, а во-вторых, объединяет народ и Правителя как согласованную волю, направленную на достижение общей цели. Рычагом для этого является справедливое государство со справедливым правлением по всей вертикали государственной власти. Мудрость и справедливость по всей вертикали укрепляют государство по сути, а не по форме. Не всякое жесткое соподчинение эффективно и справедливо, если на каждом уровне нет разумного понимания полномочий и ответственности за их исполнение.

Государственное правление — это дело, требующее в первую очередь рассудительности, а не простого умножения глупых команд, мелкой возни и суеты по вертикали. Тем более что рассудительность — это главное качество и для Правителя. Рассудительность инициирует и справедливость и добродетельность. Но, конечно, рассудительность должна основываться на опыте и знаниях, на добре и совести. На всех уровнях, во всем государстве. Короче, важна вертикаль справедливости и добродетельности, вертикаль рассудительности и совести. Без этого простой страх подчинения одних другим не может создать эффективную систему правления. Править могут многие, но редко кто способен править эффективно. И добропорядочно. А в этом, в конечном итоге, смысл правления. И с потерей этого смысла правление становится грязным делом. Из сути вещей и явлений вытекает и результат их действия. Всему есть своя причина.


Философия правления

Так будь разумным, щедрым, справедливым.
Страна счастлива — будет царь счастливым.
Лжи приближаться к трону запрети.
Ходи всегда по правому пути.
Фирдоуси

Правитель. Да, это целая философия. Как много факторов надо учесть для усиления правления. Справедливость, рассудительность, добродетельность — это очень важные категории, которые являются ориентиром и для меня, хотя в потоке дел возникает определенная стихия «текучки», где нередко сама текучесть и борьба с ней становятся определяющей формой правления. Как бы все идет своим чередом. Утром принял, подписал бумаги, встретился с кем-то, поблагодарил кого-то, поругал за что-то — и день сменился ночью. Потом оказывается — целые блоки, направления развития страны, самочувствия граждан упущены, или работа шла не в ту сторону, кто-то обделен необходимым вниманием и привлечением к делу, а кто-то пожирает людей, государство, наслаждаясь приближенностью и собственным благополучием. Всего не уловить, не уследить, не упредить. Тем более, повторяю, мне — как, видимо, и каждому из Правителей — некогда вникать в суть, философствовать. Перед нами каждый день много много проблем, которые требуют решения. Философствовать, видимо, придется, когда буду не у дел, хотя я понимаю важность рассудительности в правлении.

Философ. Когда будете не у дел, то не о чем будет и философствовать, кроме абстрактных рассуждений. Правитель должен быть философом не вообще, а потому что философия — это поиск истины, проникновение в суть вещей и явлений, обретение знаний о всеобщем. А не праздное мудрствование. Философия, по большому счету, — это пространственное и глубокое видение мира, способ правления на основе принципов мудрости, рассудительности. А без поиска всеобщего трудно дойти до сути отдельных явлений и процессов. Следовательно, правление будет бессистемным набором «тысяч дел», не объединенных общим смыслом, целеполаганием, достижением результатов. Такое правление умножает в перспективе хаос. Целые сферы перегружаются кризисами и конфликтами. Философия правления — это умение видеть объект управления со всех сторон в его целостности.

Правитель. Боюсь, что философский подход тоже может превратиться в пустую софистику, размышления, оторванные от жизни, создающие духовный мир только для одного Правителя, у которого не останется времени на конкретные управленческие дела. А количество неотложных дел чрезмерно большое. И они будут умножаться, если их не решать каждодневно. Философская оторванность от реальной жизни тоже опасна для правления.

Философ. Именно предвидя такой «практический» вывод, я не зря закончил свою речь утверждением о том, что в государственном управлении крайне необходима рассудительность. Именно она должна опережать управленческие решения. Философия становится оружием в руках Правителя, когда он занят осмыслением действительности со всеми сложностями и противоречиями, вникая в их суть. Только в результате такого всестороннего осмысления можно прийти к выверенным управленческим решениям. Разумным и эффективным. И делается это на основе знаний и принципов справедливости. Иначе, если не вник в суть явлений и процессов, как управлять ими? Познание сути и принципа правления очень важно, если мы хотим достичь долгосрочного успеха правления.

Правитель. Итак, первое условие успешного правления — это рассудительность, знания и справедливость. Кто не согласится с этим? По-моему, каждый руководитель старается руководствоваться этими критериями. Но исходит зачастую из личного понимания их сути. А у каждого, конечно же, свое понимание. Один считает справедливым то, что ему выгодно, а другой печется о других во имя справедливости. Где здесь истина? Вокруг чего тут рассуждать?

Философ. Конечно, человек достаточно долго учится управлять. Даже управлять повозкой. Чтобы обуздать резвого скакуна, о котором Вы говорили, необходимо знать его нрав, овладеть искусством верховой езды. И недостаточно просто выучить, что надо садиться на его спину в седло. Основа всего — знания и навыки, знания, проверенные опытом, практикой — не только чужой, но и своей. В государственном же правлении, в воспитании, согласитесь, часто заняты случайные люди, без специальных знаний, которые считают, что они все знают и умеют в соответствии с занимаемой должностью. И даже независимо от занимаемой должности.

Главное то, что они имеют возможность насаждать незнание другим людям как знание. Редкое явление, когда уровень человека и уровень должности совпадают. И если совпадают, значит, мы имеем дело с мастером. Это относится и к Правителю, и к сапожнику. А Правитель при этом обладает знаниями о всеобщем, по основным направлениям, отраслям управления. Профессионализм Правителя прежде всего в познании сути общества, всеобщих связей и зависимостей, их проявления в конкретных отраслях, отклика в социальных слоях. Отсюда определение стратегии развития и тактики управленческих действий. Знания — это путь к истине. Справедливость — это реализация истины на практике. А истина, в конечном итоге, — есть цель жизни и правления. Истина — это дорога ведущая к цели.

Правитель. Со всем этим трудно не согласиться, но возникают и сомнения: если бы одних знаний было достаточно, то лучшим Правителем был бы какой-нибудь ученый, энциклопедист. А они редко способны управлять. Во всяком случае, примеров таких мало. Масса грамотных, знающих людей не всегда способны применить свои знания на практике. Вот такое противоречие.

Философ. Профессионализм — это прежде всего талант, умноженный на знания и опыт. Не меньшее значение имеет и чутье Правителя, заложенное, возможно, даже в генетических способностях. Но это редкое явление. Умение управлять и знания об управлении необходимо соединить. Когда я говорю о правлении, я всегда имею в виду знание о всеобщем как знание о сути. И лишь затем следует познание сути конкретных направлений и отраслей управленческой практики. А тем, кто управляет конкретной сферой, важно знать ее предмет досконально. Для этого у Вас есть министры и помощники. Кроме того, конечно, нужно иметь волю, мужество, чтобы знания, истина стали практикой. Здесь, Вы правы, одной учености совершенно недостаточно. Воля — это рычаг приведения знаний в действие. Но воля без знания, без мудрости может стать рычагом крушения. Таких примеров мы знаем немало. Воля должна быть правильно ориентирована, подкреплена принципами добра и справедливости. Мужество в управлении должно быть соединено с мудростью, и тогда получится последовательное утверждение и претворение в жизнь добра и справедливости, которые следуют из выяснения сути вещей и явлений. А способности укореняют эту суть в жизнь людей, общества и государства.

Правитель. Не проявляется ли в Вашем подходе некое философствующее донкихотство? Процесс правления, как мне представляется, гораздо сложнее даже философии. Тут недостаточно проявления таких важных качеств, как знание и мужество. Есть тысячи других моментов, состояние и перспективы которых надо учитывать. И не только в рассуждениях, а на деле. Правление — это каждодневные и последовательные шаги по осуществлению поставленных целей и задач. И порой здесь целесообразность в достижении цели может преобладать над остальными принципами. Политика — это утверждение не только истины, но и целесообразности. Правда, пренебрегать истиной не следует.

Философ. Конечно, логически думать и правильно рассуждать — это еще не все, хотя и это немало. Согласен, что для Правителя важна и способность к последовательному проявлению воли на основе знания и справедливости. Воля Правителя в этом случае — это категория самая важная, ибо от нее зависит многое, если не все. Иначе эта воля не будет отражать волю народа. Но смысл правления все же в другом — в способности волю соединить со справедливостью и моралью. Иначе, Вы правы, будут или пустые рассуждения, отвлекающие людей от дел, или же безумные действия с негативными последствиями.

Все это вместе и составляет мудрость правления, которая отражается в справедливых законах и порядках, в добродетельной, справедливой организации жизни людей, общества и государства. В былое время власть чаще наследовалась и обожествлялась. Но даже цари всех царей — не боги, а простые смертные. В нынешних же условиях в большей степени господствуют случайности в выборе Правителя. Все часто отдано на откуп толпе. А толпа не мыслит. Она живет стихийными устремлениями, и трудно определить, куда повернется воля толпы: чаще в чувственную стихию и редко в мудрость. Кроме того, толпа выдвигает будущему Правителю конкретную цену, условия. И Правитель начинает потворствовать, заставляя потом и толпу потворствовать своим желаниям. Отсюда и правление может превращаться в большой степени в акт иррациональный.

Получается, что будущий Правитель не отвечает необходимым требованиям, чтобы быть Правителем по сути, но полностью отвечает требованиям и ожиданиям толпы. Так происходит, когда подданные не проявляют рассудительности, воли, разума, а руководствуются своими чувствами, примитивной корыстью. Но потом сами же, в первую очередь, становятся жертвами неразумного правления. И теряют в тысячу раз больше, чем приобрели. Особенно страшно, когда кандидаты в правители знают, что от них мало что зависит — все отдано в руки манипуляторов, которые обеспечивают четкую систему угождения эмоциям толпы. Здесь редко бывает позитивный результат, если не доходить до сути, а руководствоваться лишь формальными признаками демократии.

По-другому было, когда человек, рожденный в императорско-царствующих династиях, с детства, самой средой готовился быть Правителем. Хотя и это оказалось не идеальным, в частности, для народа, который был полностью отстранен от выбора, от участия в формировании власти. Но, в конечном итоге, в любой системе получается, что многое зависит от конкретного человека, который становится Правителем, его природных способностей и нравственных устремлений. Поэтому опять-таки тут главенствующая роль философии, мировоззрения, воли и поведения Правителя. История знает немало прекрасных, грамотных, гуманистически настроенных Правителей — от Соломона до наших дней. Но если не совершенствовать систему подбора, выбора Правителей, их качество будет снижаться, сдерживая развитие человеческого общества, толкая людей на трагедии и кризисы.

Правитель. Конечно, сама власть, а соответственно и способы прихода к власти, как и форма правления, имеют свои внутренние законы и традиции. Как говорится, у каждого времени и у каждого народа свои нравы. От соблюдения этих норм и традиций зависит качество Правителей, ибо люди должны обладать определенными, ясными критериями такого выбора. Когда в руках оказывается огромная власть, она поглощает всего человека и, хочу еще раз повторить, непросто разумно распорядиться этой властью. И это является более важным, чем обретение самой власти. Кроме того, после обретения власти над властьпредержащим человеком начинают довлеть не те установки и нормы поведения, которыми руководствовался избиратель во время выборов. Это очень сложный процесс.

И здесь Вы правы, говоря, что многое зависит от качеств личности Правителя. И тем более не демонстративных качеств, как во время выборов, а реальных. Как оказывается потом, от Правителя в силу разных причин, по сути, зависит не очень многое, ибо власть функционирует по вертикали и по горизонтали как бы вне Правителя. Невозможно проследить качество ее функционирования на разных уровнях. Контролировать власть трудно, а если отсутствует зрелое гражданское общество, то и невозможно. Даже тот, кого Вы назначаете своим полномочным представителем для контроля за качеством власти, может оказаться грязным и распущенным человеком, а изображать будет из себя правителя. Отсюда и проистекает важность понимания того, что власть — это категория не только политическая, но и нравственная. Власть — ведь это не только возможности, но и ответственность.

Кто распоряжается властью, тот и отвечает за деяния власти. На каждом уровне. Перед людьми. Это труднейшая задача для исполнения. На этом пути возникают тысячи трудностей. Властных полномочий можно дать очень много, но как дать чиновнику совесть? От сути и состояния совести чиновника, управленца зависит многое. А тому, от кого зависит сам чиновник, будут продемонстрированы совершенно другие качества. Человеческие качества не всегда совпадают, видимо, с качествами чиновничьими.

Философ. Деяния Правителей бывают с совестью и без совести, ответственные и не очень. Если власть воспринимается как собственное достояние, личный потенциал, как своя собственность — это одно. Тут не до совести. Мое и все. Что хочу, то и ворочу. Можно загнать свой народ в кризисы и войны, но при этом заставить всех утверждать о благополучии и мире, и главное, о величии Правителя. Парадоксально, но оказывается, чем больше народ зависит от Правителя, тем легче им управлять. Другое дело, когда власть — это эффективный рычаг управления общественными и государственными делами, осуществления созидательных идей. Правитель — это в идеальном варианте величайший архитектор и талантливый строитель. А в реальности он может оказаться мелким чиновником с кучей слабостей, прихотей и зависимостей, и в конечном итоге разрушителем.

Правитель. Идеального варианта, видимо, не знает даже Господь Бог. Власть, по сути, — это прежде всего власть одних людей над людьми другими. Власть Правителя настолько огромна, что можно утонуть в атрибутах величия, не дойдя до сути. Но Правитель тоже человек, и он сам не может справиться с такой нагрузкой власти и полномочий. Вместо управления он начинает угождать своим симпатиям и антипатиям, представлениям и предрассудкам, перераспределять власть, отдавая ее по частям в руки одних, вторых, третьих. И невозможно проследить, как именно эта власть используется в конкретных случаях, как она доходит до самого гражданина, помогает ему жить или мешает. Повторюсь, но это самый большой вопрос для меня. Одни строят дороги, а другие разрушают мосты. И те и другие заняты делом, убеждая, что их дело — самое важное и главное! Тут нелегко разобраться.

Философ. Правитель должен быть способен найти такие рычаги контроля за состоянием власти, исходя прежде всего из понимания самочувствия самого простого гражданина. Действительно, важнее всего понять, как до этого гражданина доходит власть со всеми недостатками и благами. Самое главное, что должен осознавать Правитель, — это уровень самочувствия и состояние достоинства гражданина в его родной стране. Даже самый приближенный к народу Правитель — и тот, получается, часто не знает состояния гражданина, народа. В этом, в конечном итоге, смысл власти, а все остальное — атрибуты. Это индикатор и в смысле легитимности власти. А то, что власть может заставлять себе угождать, себя хвалить, себя обслуживать, это уже есть ее искажение и развращение. Правление — это не только Правитель, но и масса чиновников, управленцев. И от них зависят эффективность и легитимность власти.
Правитель и чиновники

Только в государстве существует всеобщий масштаб добродетелей и пороков.
Гоббс

Правитель. Действительно, власть как будто и находится у тебя в руках со всеми кнопками, проводами, рычагами, орденами, благами. Но как она действует, кто ею пользуется, распоряжается, кого она награждает, кого наказывает, трудно определить. Особенно в крупных странах. Власть как песок — чем больше стараешься зажать ее в своих руках, тем больше она уходит между пальцами. И уже проследить за тем, куда и какая песчинка уходит, как и для чего используется, очень трудно. Для конкретного человека, его судьбы это отнюдь не песчинка, а, может быть, целая гора, которая подавит, уничтожит или поднимет его на вершины. Как добиться, чтобы вертикаль власти была той вершиной просвета и простора, до которого мы поднимаем гражданина, не затеряв его где-то в рабстве чиновничества?

В идеале я считаю важным, чтобы в этой вертикали каждая песчинка жила своей жизнью, олицетворяя в своем величии и благополучии власть государственную, власть Правителя, его добродетельность или порочность. И отсюда главная задача — найти таких людей, которые были бы достойными носителями этих частиц и делили бы в той же мере ответственность вместе с Правителем за суть, характер и результаты функционирования власти. Я себе представляю всю значимость этой миссии, но пока все удается лишь по формальным признакам. Нужна армия квалифицированных и жизнеспособных управленцев, которые на всех уровнях справятся с задачами правления нынешнего времени. Кто от меня принимает эстафету правления и как доводит мои мысли, задумки, поставленные цели и задачи деятельности государства до конкретных людей. Это сложнейшая цепочка, которую трудно прощупать от звена к звену.

Философ. Да, это коренная задача для власти, ее авторитета и эффективной деятельности. Если цепочка прервана и власть не защищает граждан, не обустраивает страну, каждое звено лишь рьяно обслуживает себя. Как проследить всю цепочку? Как осознать свою ответственность на уровне каждого звена? Редко кому это удается. Все хотят поймать частицу власти и использовать ее срочно, пока находятся у власти, для себя и своих благ. Не думая о государстве, власти, их состоянии в целом. Следовательно, цепочка целостности разрывается, власть растаскивается, дискредитируется, разрывается чиновниками как голодными волками, не помнят о народе — выразителе единой воли и источнике власти. И что важно, в этой ситуации не всякой частице удается сохранить качество целого. А целое перестает отражать самобытность части. А это главная задача власти государственной. Без этого диалектического взаимодействия нельзя будет говорить о характере власти, о единстве государства. Государство разрушается чаще всего не само по себе, а в результате деятельности или бездеятельности чиновников.

Правитель. Да, точно сказано: я сам порой не узнаю власть, которую осуществляют мои представители, чиновники от моего имени. Вот почему порой и сам Правитель оказывается беспомощным перед развалом государства. Так не должно быть. Целый ряд чиновников обретение власти воспринимают как обретение возможностей для самообслуживания, а не как службу людям, государству. Худший вариант, когда власть обустраивает себя, отвернувшись от гражданина, от народа. И самое трудное во власти, оказывается, — подобрать людей, которым эту власть можно было бы доверить, и они стали бы ее носителями в истинном предназначении. Доверить власть не как благо, а как ответственность. Отсюда главный вопрос власти — это найти людей, верных и преданных, грамотных и, как Вы любите говорить, справедливых. Нужен кодекс чиновников, но не как декларация, а как высший закон. Нужны долгие годы работы, чтобы в государственной службе работали люди преданные и честные.

Философ. Но тут возникает вопрос: верные и преданные — кому? Правителю, власти, народу, делу? Тут надо все уточнить. Иначе ничего не будет понятно и ни к чему мы не придем, не будут найдены критерии. Здесь должны быть общегосударственные критерии, четко законодательно оформленный кодекс. Власть и деньги нередко меняют характер людей, понимание ими понятий справедливости и верности. Порой весьма пошлыми становятся и формы проявления этой верности и справедливости. Дело загублено, народ страдает, страна чахнет, государство рушится, зато верности — каждый день по оде. Персонально. С портретом на стене и взяткой в кармане. И это по всей вертикали поражает государственный организм, разъедает его.

Правитель. Если они верны Правителю — значит, они будут верны и власти, и народу. И будут делать дело. Я так понимаю. Ведь они должны знать, в чьей команде они находятся, кто их привел к власти, дал им должности и блага. Хотя бы по этим критериям. Конечно, это весьма утопичный вариант. Но нельзя править без верных людей, подозревая и проверяя всех.

Философ. Важно знать, что верность Правителю многие проявляют лишь временно и заботы о Правителе, о народе очень скоро для целого ряда чиновников становятся ширмой для прикрытия заботы о своем достоянии, доходах и привилегиях. Сколько раз история убеждала нас в этом. Тут очень опасно приучать людей к тому, что родственные, дружеские, земляческие отношения автоматически дают им какие-то преимущества в обладании и распоряжении властью. Вы ведь, когда строите себе дом, ищете не верных и преданных, а честных и опытных мастеров. Вам важно качество работы. Или когда Вы заболеваете, важно пригласить хорошего доктора, а не однокашника и земляка. Почему известные во всех конкретных сферах деятельности объективные критерии подвергаются сомнению в деле правления, власти? Объективные, а не субъективно-кодексные. Кругом всё проваливают и разворовывают. Но при этом все твердят о верности. Лицедейство чиновников.

Правитель. Не отрицаю объективные критерии. Их надо выработать, проследить, апробировать на практике. Но также нужно подобрать людей, которые будут верны и воплотят идеи в жизнь. По-моему, так поступают правители всегда. Да, время, история дают нам тысячи примеров подобного рода. Это тоже объективно. Но оценочные подходы во многом зависят от моего понимания, а не от объективности. Этого трудно избежать.

Философ. Согласен с Вами, но почему Вы считаете, что за такой короткий срок уже нашли столько верных идей и, главное, верных людей, которые поняли и готовы реализовать эти идеи? Откуда такая уверенность, что Ваши идеи самые верные и лучше всех служат Отечеству, народу, людям? Для того чтобы вырабатывать такие идеи, тоже нужны наиболее грамотные и наиболее опытные и профессионально подготовленные, справедливые и мудрые люди. Тут одной верности недостаточно. Это один из важных параметров, но не самый главный. Примеров много, когда так называемые самые верные и преданные отрубали в конечном итоге голову Правителю, своему покровителю. Важно, чтобы люди, которым доверена огромная власть, по своим профессиональным и человеческим качествам превосходили других. Кроме того, профессионал всегда верен делу и тому, кто ему дал этим делом заниматься. Мелкие люди годятся для мелких поручений, а для масштабных преобразований нужны люди масштабные.

Правитель. Но если я не доверяю человеку, если мне не будут близки его идеи, то профессионализм вряд ли поможет. Мне хотелось бы сочетать доверие и профессионализм. Но для меня личное доверие, знание человека очень многое значат, хотя время мирное и нет каких-то страхов, что кто-то предаст. Кроме того, эти критерии в различных сферах и роль играют различную. Но я согласен с Вами, что четкие критерии подбора и расстановки кадров в новых условиях надо сформулировать. Они должны отвечать требованиям времени, масштабности решаемых задач, просвещению общества и мобилизации народа.

Философ. Конечно, можно и нужно иметь около себя людей, которым Вы доверяете, но в этом случае Вы рассуждаете не как Правитель, а как обыкновенный человек. Это большая роскошь для Вас. Правитель всегда в поисках, прежде всего полезных для Отечества людей. Если он  Правитель. Их надо находить, выращивать, беречь и использовать для дела. Среди личных знакомых и друзей трудно подобрать столько профессионалов. Они ведь тоже не готовились к высокому уровню участия в делах государства. Было бы неразумно ограничивать свой круг людьми знакомыми и близкими лично Вам.

Даже у врага надо брать, заимствовать полезное, передовое, если оно полезно для твоего народа, для дела. Умение привлекать талантливых людей к государственному управлению — это тоже талант Правителя. Тем более в ситуации, когда нет явно враждебных Вам или Отечеству людей. И надо ли их создавать своими руками? Повторяю, слишком великая роскошь для Правителя Вашего уровня, великой страны руководствоваться собственными симпатиями и антипатиями в делах государственных, в отношениях с людьми. Может быть, из чрезмерного субъективизма и вытекает то историческое несовершенство власти, неэффективность управления, следовательно, и повторяющийся кризис в различных сферах, о котором мы говорили еще в начале диалога. Мало в мире добропорядочных и благонесущих для народа чиновников, хотя большинство из них, может быть, и вполне достойные люди. И таких надо выявлять, искать, привлекать к работе. Не развращать близостью и не отлучать отдаленностью, а держать на расстоянии эффективной работы.

Для Правителя приятно и полезно должно быть то, что полезно для народа и граждан, для страны. И величие Правителя заключается в умении подниматься в понимании и решении государственных дел на уровень достоинства и потребностей своего народа. А народ Ваш страдает, в том числе и от людей, кому Вы доверили большие должности, а люди эти оказались мелковаты. Все держится на Вас, на Вашем личном авторитете и на нескольких близких помощниках. Так долго продолжаться не может. Ничто так не зыбко, как авторитет Правителя. Тем более когда он зависит от всех, кого Вы привлекали к должностям.

Правитель тоже человек, но он должен быть способен отказать себе во многих человеческих слабостях, чтобы прибавить человечности к государственным делам. И если руководствоваться только своими чувствами, своей выгодой и заботиться о том, чтобы окружать себя приятными для себя людьми и о долгом сохранении престола, то будут умножаться те, кто будет делать все, чтобы угодить Правителю, тем самым отдаляя его каждодневно от народа. И Правитель перестает думать о самочувствии народа, воспроизводя свои капризы и потребности, возводя их на уровень государственной значимости. И легитимность Правителя тогда будет уже проистекать не от народа, а от кучки угодников, которых народ, как правило, ненавидит. А профессионалы, во-первых, как правило, увлечены своей работой, ибо в ней для них смысл жизни. Во-вторых, они благодарны Правителю за доверие и возможность заниматься своим делом. В-третьих, избавиться от них при необходимости Вам тоже легче, ибо они не связаны никакими иными обязательствами, кроме конкретной работы. В любом случае вариант подбора кадров по профессиональным качествам лучший, эффективный и, главное, более благоприятный, в том числе и для Правителя.

Правитель. Ваши аргументы бесспорны, но я застал другие традиции подбора и расстановки кадров, хотя раньше у нас была близкая к тому, что Вы говорите, модель. Думаю, что постепенно я тоже смогу перейти к варианту, когда деловые качества, профессионализм будут главными. А угождать мне не надо. Мне тоже хочется, чтобы на каждом участке были жизнеспособные профессионалы — люди, умеющие делать дело с пользой для страны. Я противлюсь угодникам. Хотя и чувствую их власть над собой. Таковы реалии правления.

Философ. Противитесь, но с каждым днем Вам все больше будет нравиться чувствовать свое величие, значимость Ваших слов и идей. Это не просто власть над Вами, а чарующее блаженство самой власти. И прежде всего этот «комфорт» власти создают Вам те, кто имеет доступ к Вам. Пойдут портреты, бюсты, оды, памятники все больших и больших размеров, а сильных, опытных, талантливых и, соответственно, честных людей, которые своей прямотой будут вносить дискомфорт, Вы будете остерегаться, побаиваться, ибо они будут заняты делом и пытаться говорить правду. Зачем Вам дискомфорт, когда и так устаете от дел? Каждая попытка сказать правду, искренне заботясь об интересах дела, Отечества постепенно будет истолковываться Вашими угодниками как оппозиция. И все меньше честных людей будут допущены к Вам. Угодники очень не любят тех, кто выбивается своим звучным голосом из общего усыпляющего хора. Хор льстецов — самая приятная музыка для большинства правителей. Он заменяет им порой даже гимн собственной страны. Может быть, резко сказано, но ситуация часто складывается такая.

Правитель. Да, грустную Вы нарисовали картину, хотя, наверное, доля правды в Ваших словах есть. Мне, конечно, еще далеко до такого состояния, но хор, Вы правы, уже нередко звучит. Кроме того, этот хор традиционно есть пережиток прошлой деспотической власти. Культура, традиции, право находятся часто на старом уровне. И по инерции они имеют влияние на нас. Хотя, казалось бы, мы строим общество демократическое, свободное и тут другие законы, другие порядки. И отношения между людьми должны быть свободными, достойными, демократическими. Во всяком случае, таковы наши ориентиры. Но людей так скоро не переделать. Невозможно преобразовать в одночасье и традиции власти, правления.

Философ. Конечно, Вы правы. Но повторюсь, что, хорошо зная человека, его природу важно от субъективных предрассудков перейти к объективным критериям правления. Ясно, что пока есть человек — природа такова, что одному быть господином, а другому — рабом. И чем больше рабов у господина, тем больше ему достается власти и лести. И чем больше господ — тем больше требуется и рабов. И рабство духа вряд ли выйдет из моды, только будут меняться формы его проявления. Среди Ваших приближенных наверняка нет людей масштаба Эзопа или Диогена, которые, будучи рабами по статусу, оставались господами по духу.

Сама власть — это система отношений господина и раба. По всей вертикали. Ваши приближенные чиновники не любят сильных руководителей. Посмотрите, кто работает на должности некоторых министров. Нередко это люди, которые нигде не работали, не видели цех, мастерскую или поле. Ведь главный признак власти — это возможность распоряжаться другими людьми, точнее — налаживать их сообщество. А как же можно это налаживать без души или понукая, часто без причины. И тем самым каждодневно тешить свое тщеславие, господствуя над людьми, радуясь своему величию и их рабству. Хорошо, конечно, если действуют законы, но и они очень зависимы от субъективного влияния. А главным субъектом влияния является Правитель. Вот почему так сильно влияние субъективного фактора в тоталитарных режимах. Демократия — это попытка уйти от рабства власти и людей.

Правитель. Да, люди разные, разные и правители. Я не считаю себя господином, а других рабами. Где-то, наверное, даже наоборот: они господа, а я — управляющий их делами, работаю на них. Законы и только законы должны определять все правоотношения в государстве. Законы определяют у нас и статус, и права, и обязанности как Правителя, так и каждого государственного служащего. Мы живем в условиях демократии и цивилизованного, правового общества. И Правителя у нас избирает народ. И он подчиняется волеизъявлению народа, Конституции страны и больше никому и ничему. Так должно быть.

Абдулатипов Р. Г.