Интервью

2012.09.02. Vesti FM. Программа "Стратегия". Дагестан потерял ''человека Бога''

Прослушать аудиозаписи:   Часть-1 (12,1 Mb) /   Часть-2 (11,4 Mb) / Часть-3 (11 Mb)

В Дагестане ищут заказчиков убийства шейха Саида Афанди. Почему между жителями маленькой республики большие разногласия? О противостоянии исламских течений и его кровавых последствиях Максим Шевченко беседовал с журналистом Константином Казениным и депутатом Госдумы Рамазаном Абдулатиповым в программе "Стратегия" на радио "Вести ФМ".

Шевченко: Здравствуйте. В эфире "Вести ФМ" программа "Стратегия", Максим Шевченко. Вот после летнего отпуска я возвращаюсь в эфир со своей программой. И, к сожалению, тема для возвращения такая достаточно печальная, трагическая. В Дагестане произошло очередное убийство человека. Но человек этот не прост, этот человек играл очень большую роль в жизни дагестанского общества и, можно сказать, даже России. Может быть, Россия не так его хорошо знала, но дагестанцы в нашей стране занимаются бизнесом, присутствуют в культуре, в науке, в политике, и для очень многих дагестанцев имя Саида Афанди, шейха Тарикатского ордена, суфийского ордена, из аварского села Черкей значит очень много. Давайте сейчас мы попробуем понять, что же случилось в Дагестане, кто стоит за этим преступлением и что из всего из этого может следовать для Дагестана.

У нас сегодня в гостях Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов - депутат Государственной Думы, в прошлом министр по делам национальностей Российской Федерации, и  Константин Игоревич Казенин - заместитель главного редактора информационного агентства "Регнум", один из наших ведущих специалистов по Кавказу, который сам не кавказец при этом.

Итак, давайте в двух словах просто разъясним, что такое суфийский шейх, почему Саид Афанди имел такое значение. К сожалению, мы уже привыкли, практически каждый день из Дагестана приходят сообщения о взрывах, нападениях,  подрывах, атаках каких-то, похищениях, убийствах. Но даже на этом фоне, достаточно зловещем, смерть в Черкее...

Напомню, женщина-смертница, по некоторым данным, вошла к нему на прием и взорвала себя. Силовые структуры сообщили, что она на теле имела до  полутора килограммов взрывчатых веществ, и что она сама, хотя ее первое имя Аминат Курбанова, является русской, актрисой из русского театра, в Махачкале принявшей ислам. Была замужем за боевиками, за теми, кто подозревался в причастности к подполью, к вооруженному подполью. Причем, все это имеет такие трагические и масштабные черты на самом деле, за которым стоят, за событием, вот за тем, что происходит в Дагестане, стоят какие-то изуродованные, искалеченные человеческие судьбы, и масштаб очень большой, по большому счету, человеческий.

Что такое суфийский шейх, и кто такой был Саид Афанди? Пожалуйста, Рамазан Гаджимурадович, вы знали хорошо его, как я понимаю, да?

Абдулатипов: Конечно. Во-первых, я знал. Во-вторых, знали мои родители, мои родственники.

Шевченко: То есть он уже много лет так был, да?

Абдулатипов: Да. Многие из них у него принимали учение. И это действительно был выдающийся человек, и это был человек, от которого я не слышал ни разу громкого слова, я ни разу не слышал, чтобы он кого-то свергал. Это был действительно такой духовный человек, человек Бога, но вместе с тем человек, который очень близок был к людям. Вот я сразу полетел в Дагестан, был там. Тысячи и тысячи людей, только за первый день 150 тысяч человек пришли на соболезнование. Это трагедия действительно.

Шевченко: 150 тысяч! В Дагестане это невероятная цифра.

Абдулатипов: Да. Тем более это трагедия не только для Дагестана, не только для мусульман, это трагедия на самом деле для всех людей, которые проповедуют добро, проповедуют любовь к людям. И кроме того, это был талантливейший человек. В его книгах, наставления в его книгах, проповеди в его книгах, они написаны очень высоким поэтическим языком. Может быть, его, конечно, мало знают, его переводы мало знают, хотя есть  переводы на русский язык. Может быть,  его можно в поэтическом смысле сравнить одновременно не только с великим шейхом, но и великим поэтом. Это великая потеря.

Полностью слушайте в аудиоверсии: Часть-1 (12,1 Mb) /   Часть-2 (11,4 Mb) / Часть-3 (11 Mb).


Оригинал интервью: Максим Шевченко. «Вести FM»

2012.06.08. Газета "Взгляд". По сути сталкиваются невежества

Как полагает Рамазан Абдулатипов, русские вернутся на Кавказ, когда там восстановится промышленность


Рамазан Абдулатипов рассказал о националистических тенденциях в России

Фото: ИТАР-ТАСС. Текст: Анна Аналбаева.

«Надо закрывать стадионы, где присутствует националистический аншлаг. На Западе для этого существуют специальные меры, которые отлично отработаны», – заявил газете ВЗГЛЯД Рамазан Абдулатипов, включенный президентом в состав совета по межнациональной политике. Он считает, что многие фанатские клубы заражены национализмом.

В четверг пресс-служба Кремля распространила текст указа о создании при президенте Совета по межнациональным отношениям. Совет возглавил глава государства. Заместителем председателя совета стал первый замруководителя кремлевской администрации Вячеслав Володин.

Совет создается «в целях совершенствования государственной политики в области межнациональных отношений». Среди его задач – обеспечение взаимодействия органов власти от федерального уровня до муниципального, общественных объединений, научных и других организаций по вопросам межнациональных отношений. В состав совета включен и один из главных экспертов в межнациональной политике в стране, в прошлом председатель Совета национальностей Верховного совета РФ, глава Миннаца и посол России в Таджикистане, ныне – зампред комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, председатель совета «Ассамблеи народов России» Рамазан Абдулатипов.

В интервью газете ВЗГЛЯД Рамазан Абдулатипов рассказал о том, надо ли рядовым дворникам-таджикам изучать язык страны пребывания и реально ли сегодня вернуть русскоязычное население на Северный Кавказ.

Подробнее...

2012.03.30. "Парламентская газета". Федерализм – это умение договариваться


Завтра исполняется 20 лет со дня подписания Федеративного договора о разграничении полномочий между органами власти в РФ. Именно этот исторический документ позволил не допустить вслед за развалом СССР распада России, уверен заместитель председателя Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Рамазан АБДУЛАТИПОВ­, возглавлявший тогда рабочую группу по подготовке Федеративного договора.

– Рамазан Гаджимурадович, чем была обусловлена необходимость принятия такого соглашения?

– В какой-то момент стало понятно, что союзный договор по сохранению СССР, разработанный под руководством Михаила Горбачёва, может не состояться. Союзный Центр начал заигрывать с российскими автономиями, и это в определённой степени угрожало целостности РСФСР. Вот тогда и возникла идея Федеративного договора, объявили конкурс на его разработку. Меня назначили руководителем рабочей группы, и включили в неё представителей разных регионов.

Всего было 34 варианта соглашения. В том числе предлагалось заново учредить Российское государство, иначе формировать органы власти. Но мы пришли к выводу, что берём на себя только один вопрос – разграничение полномочий. Поэтому мнение, что якобы появилась договорная Федерация, в корне неверно. В документе было чётко обозначено, какие из российских субъектов будут регулировать отношения с федеральным Центром не по договору, а на основе Конституции. То есть её базовое значение сохранялось.

Мы могли подписать Федеративный договор ещё в ноябре 1991 года, когда за одним столом Президиума Верховного Совета сидели руководители регионов, в том числе Татарстана и Чечни, которые тогда поддержали договор. Но 31 марта 1992 года они уже не стали его подписывать: Чечня фактически была захвачена сепаратистами, а Татар­стан ушёл в конфедеративный вариант Федеративного договора с ассоциированным членством в составе России.

В том, что наш договор вообще состоялся, – большая заслуга целого ряда людей, включая зам­председателя Верховного Совета Юрия Ярова. На последнем этапе начинание поддержал и глава Верховного Совета Руслан Хасбулатов. Благодаря общим усилиям документ определил федеративную природу нашего государства. Впоследствии раздел о разграничении полномочий вошёл в Конституцию, и Федеративный договор в ней упоминается.

Подробнее...