КРЕМЛЬ УЧИТЫВАЕТ ФАКТОР КАДЫРОВА


Несмотря на то, что министр внутренних дел Чечни Алу Алханов до сих пор не подал официального заявления в республиканский ЦИК об участии в выборах президента Чечни, мало кто сомневается, что именно он станет президентом Чечни. Потому что за его кандидатуру по предложению сына бывшего главы республики Рамзана Кадырова проголосовали в Кремле: глава МВД на этой неделе заручился поддержкой Президента Владмира Путина. По мнению известного специалиста по Кавказу, члена Совета Федерации от Саратовской области Рамазана Абдулатипова, Москва сделала лучший выбор из возможного. Но по-прежнему никто не может дать гарантии того, что кандидат Кремля не повторит судьбу Кадырова.

 — Рамазан Гаджимуратович, как вы считаете, Алу Алханов — правильный выбор Москвы?

 — Об Алханове известно, что он устойчивый и последовательный, никогда не перебегал из одного лагеря в другой, имеет свою точку зрения в любой ситуации. Так что это закономерно, что именно он выбран в качестве преемника Кадырова. Более того, не исключено, что если бы Кадыров остался, то Алханов был бы наиболее вероятным преемником, когда законные сроки президента Чечни истекли бы. Совершенно логично, что федеральный центр делал свой выбор именно из окружения Кадырова, из его среды, потому что этот человек должен продолжить линию убитого президента.

В первую очередь, таким образом демонстрируется уважение к Кадырову, ну а кроме того необходимо сохранить тот силовой костяк из МВД и службы безопасности президента, который появился и успешно существовал при погибшем президенте. Не секрет, что деятельность силовых структур Чечни регулируется окружением Кадырова, и наиболее компетентен в этом вопросе как раз глава МВД. Конечно, Алханов — далеко не единственная удачная кандидатура. Я, например, по-прежнему считаю, на пост президента Чечни имел бы полное право претендовать и бывший мэр Грозного Бислан Гантамиров. Он тоже последователен и очень мужественен. Но произошло по-другому, и это, наверное, правильно.

 — Но бывший мэр Грозного — известный политик, а глава МВД — темная лошадка. Он сможет удержать ситуацию в республике?

 — В самый тяжелый период Алханов контролировал ситуацию как министр, почему же сейчас у него не получится? Когда Ахмад Кадыров был назначен главой чеченской администрации, про него тоже говорили, что он муфтий, то есть в большей степени религиозный человек, чем светский, что он воевал на стороне Масхадова, неопытен и не политик. Прошло время, и теперь Кадырова называют уже опытным чеченским политиком, державшим республику под контролем. Алу Алханов, можно сказать, смотрится даже выгоднее, чем Кадыров несколько лет назад, как человек, способный не допустить каких-то эскалаций конфликта. Тем более если он заручится поддержкой Бислана Гантамирова и других авторитетных политиков.

 — Выбор в пользу кандидатуры главы МВД был сделан по предложению Рамзана Кадырова. Свидетельствует ли это о том, что Кремль отдал республику на откуп клану Кадыровых, и что Москва ситуацию по сути не контролирует?

 — Я не думаю, что Кремль что-то отдал на откуп. Но фактор Кадырова просто нельзя было не учитывать. Это был определенный акт порядочности. Как раз ее нам не хватало в середине 90-х годов. Мы ставили в Чечне людей, а потом их тут же предавали. Не было последовательности.

Хорошо, что у самого Рамзана хватило ума не претендовать на пост президента, хотя кампания по внесению соответствующих изменений в конституцию республики, с тем чтобы дать ему право баллотироваться, уже началась. Алханов — кандидатура не конкретно Рамзана Кадырова, а всех тех, кто окружал бывшего президента. А это очень большая группа людей в Чечне. В перспективе самое главное — не допустить противоречий внутри этой группировки. И это одна из задач будущего президента Чечни. Это не означает, что он станет марионеткой в руках сторонников Кадырова. После того как Алханов станет президентом, он приобретет другой статус, и Рамзан Кадыров и его соратники должны осознавать этот факт. Они должны быть в его команде, а не он — в их команде. Возможности для того, чтобы он стал самостоятельной фигурой, есть.

 — Возможна ли на этих выборах хоть какая-то интрига? Может быть, возникнет конкуренция между Алхановым и известным предпринимателем Маликом Сайдуллаевым?

 — Без конкуренции выборы на Кавказе не проходят даже на уровне аула. У меня старший брат избирается главой села, и там очень сильное соперничество. Потому что это — демократия. А здесь более высокий уровень — уровень республики, в которой много разобщенных группировок. До нормализации обстановки в Чечне еще очень долгий путь. Так что соперничество будет, хотя, безусловно, решающее слово остается за федеральным центром. Хотя маловероятно, что это выльется в серьезные внутренние столкновения, как прогнозировали некоторые эксперты. Но разрозненные боевики в выборах, видимо, свое участие постараются принять.

 — Почти все наблюдатели отмечают, что кто бы ни стал следующим главой республики, он будет камикадзе. Каковы условия того, чтобы он не повторил судьбу Кадырова?

 — Все мы ходим под Аллахом. Очень трудно предполагать такие вещи, тем более что республика была в состоянии гражданской войны. Очень много упущено за последние годы, было очень много заигрываний, возможностей вооружиться, поэтому никаких гарантий нет. Одни успокоятся, другие нет. Взорванное общество. Даже до выборов ничего нельзя исключить.

Одним из факторов, который постоянно провоцировал продолжение конфликта, были силовые методы решения проблемы. Но многие вопросы надо решать другими способами. Нужен постепенный переход к более гуманной политике, к цивилизованным и демократическим методам. Понятно, что есть террористы, непримиримые, но с ними нельзя разобраться проповедями и молитвами. Без жестких мер новому президенту Чечни не обойтись.

Алексей Левченко