КАВКАЗ - ЭТО ДРУГОЙ МИР


Рамазан Абдулатипов
Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Республике Таджикистан в интервью газете "Союзное Вече"

Распад СССР продемонстрировал полнейшую несостоятельность национальной политики, проводимой его руководством. Ситуация на Кавказе демонстрирует уже просчеты новой власти. Тогда как варианты решения национальных проблем существуют. О них, и не только, «СВ» рассказал Рамазан АБДУЛАТИПОВ – дагестанец, Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Республике Таджикистан, доктор философских наук, профессор, действительный и почетный член ряда академий и университетов, профессор кафедры национальных отношений и федерализма Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Председатель Совета Ассамблеи народов России, попечительских советов ВВЦ и Дома народов России.

– Рамазан Гаджимурадович, как кавказец объясните, пожалуйста, что же Россия делает не так в своей национальной политике?

– Сначала давайте поговорим о том, какую историческую роль сыграла Российская империя на евразийском пространстве. Несмотря на колониальный характер присоединения кавказских и среднеазиатских территорий, что было в традициях того периода всех крупных держав: Англии, Испании, Византии, Римской империи, Россия, в отличие от них, даже будучи империей, сыграла большую позитивную роль: развитие многих народов бывших союзных республик связано именно с Россией.

Недавно Президент Таджикистана Эмомали Рахмон обратил мое внимание на условия жизни таджиков Афганистана. Там нет дорог, электричества, аэропортов – ничего. А на этой стороне – цивилизованный, грамотный народ. Есть электричество, водопровод, автомобили, аэропорт. На улицах чистота и порядок. И все это создано и построено с помощью России. Более того, таджикская государственность, несмотря на тысячелетнюю историю, была восстановлена именно в советский период. И таких примеров на постсоветском пространстве масса.

Взять ту же Грузию. В свое время именно русские спасли ее от уничтожения Турцией, Персией. Позже, правда, царское самодержавие лишило ее государственности, что тоже было в традициях того времени: оставляя какие-то статусы, включать народы в состав единой империи.

После распада СССР в России возобладала, по-моему, даже не русская, а московская психология: только что разрушенную империю тотчас же начали воссоздавать. Большинство увидело в этом не просто стагнацию, а откат назад. Народы-то стали другими! Советская власть сделала так, что безграмотных среди них уже не было, как и отсталых окраин. Это понятие было утрачено. Например, грамотность грузин на 1000 человек населения превосходила даже долю грамотности среди русских.

За годы советской власти многие народы СССР достигли высочайшего уровня развития, восстановили традиции, хотя что-то и утратили. В чем нельзя обвинять русских. Они, может быть, терпели более всех других в империи.

Русская нация никогда не была имперской в худшем понимании этого слова. Крепостными в царской России, как правило, были именно русские. С тех пор, думаю, в ней и сохранилось пренебрежительное отношение к собственному народу. Его ущемленное самосознание породило идею восстановления якобы былого величия. Но оно не работало на гражданина. Даже, может быть, работало против него: например, парень из Рязанской губернии, отслужив 25 лет в армии, захватив и обустроив весь мир, приезжал в свою деревню и видел, что она на грани развала.

Помню, как Бабурин и Павлов стояли у микрофона и от имени российского народа требовали распустить союзный парламент, выйти из состава Советского Союза. На что я отвечал: «Дорогие друзья, вы можете представить, чтобы Англия требовала выхода из состава Великобритании? Не занимайтесь глупостями. Русские люди не должны вести себя так, как, например, эстонцы, у которых в этом государстве другая миссия. Погибли тысячи и тысячи людей, объединяя это пространство. Если мы развалим Советский Союз, опять погубим тысячи и тысячи людей. И страдать будут прежде всего русские люди». Но победила политика, а не здравый смысл.

– Как всегда, сказалось полное пренебрежение к рядовому человеку.

– В России, к величайшему сожалению, никогда не было полноценного гражданина с полноценными гражданскими правами, и особенно это касается русских людей. Они обустраивали весь Советский Союз, но их лишили возможности обустроить свой собственный дом, сохранить свой очаг. Поэтому главная проблема сегодня – восстановление социально-нравственного здоровья русского народа. От него все зависит. Пока же так называемые «русские патриоты» опять заняты тем, что вместо обустройства своих деревень и городов выгоняют из России кавказцев, узбеков, еще кого-нибудь. Русские от этого тоже страдают: их гонят с Кавказа, из Средней Азии.
С этим надо кончать и создавать государство, в котором гражданские и национальные права будут соединены единством самого государства. Пример всем остальным должны показать Беларусь и Россия.

Я давно занимаюсь федерализмом, поэтому хорошо знаю, каким Союзное государство должно быть. Нельзя отношения между близкими народами и странами переводить на коммерческую основу. Нужны человеческие отношения, контакты, единые духовное, культурное пространства, свободное общение. Мы же несостоявшееся до конца СНГ, на мой взгляд, разбиваем на куски, кого-то делая союзниками, с кем-то создавая таможенное пространство, духовное и так далее. Ни с одним форматом толком не справились – ни с ЕврАзЭС, ни с ОДКБ, лишь говорим о разной скорости движения. Никакой «разной скорости» быть не должно. Надо восстанавливать хотя бы хозяйственные связи. В денежном исчислении связи между союзными республиками составляли 350 млрд долларов в год. Давайте восстановим хотя бы половину!

– Сегодня многие обвиняют Россию в том, что она не помогает бывшим братским республикам.

– Тот, кто это говорит, имеет ошибочное представление о том, что все развалились, а Россия якобы не развалилась. Больше всех пострадали Россия и русский народ, может быть, даже российская государственность. Поэтому строить государство нам, может быть, было тяжелее, чем тем, кто начинал не с нулевых позиций. Россия сама была больна, билась в тяжелейших конвульсиях. Свидетельство этого – война на Кавказе: где тонко, там и рвется.

Кавказская политика действительно самое тонкое место в политике России. Но она сама сегодня в поиске идентичности, самопознания. Это тяжелейший процесс. Тем более что происходит он с русским народом – определяющим, доминирующим на этом пространстве.

С точки зрения стабильного развития общества новое качество русской нации, Российского государства пока не устоялось, где-то есть огромный успех, где-то – огромные провалы. В такой ситуации Россия физически не может вести последовательную политику с бывшими соратниками. СНГ, на мой взгляд, – один из способов не воевать, а находить эффективные формы сотрудничества в новых социально-экономических условиях.

России на постсоветском пространстве надо последовательно выстраивать эффективные экономические отношения со всеми, выступить локомотивом их развития. На этой базе можно будет восстановить и духовное, и языковое, и культурное, и образовательное, и остальные пространства. Но я, к сожалению, не вижу ни одной крупной экономической программы для всех стран СНГ. А ведь если мы живем в условиях капитализма, надо учитывать интересы друг друга, развиваться, кооперируясь.

– Сказать проще, чем сделать. Достаточно вспомнить «ющенковский голодомор».

– Сегодня Россия во многом страдает от конъюнктурной интерпретации политики 100-200-летней давности. Мы платим за грехи тех, кто жил давным-давно. Многое извлекается наружу, в том числе и «голодомор». В моем ауле люди тоже ходили с зелеными глазами, ели траву, потому что есть было нечего, умирали от голода, их грызли крысы, некому было ухаживать. В Вологодской области тоже было не лучше. А Украина поднимает этот вопрос на международном уровне, да еще и с претензиями к современной России.

Вместо того чтобы налаживать современную жизнь, мы перетаскиваем гробы с одного кладбища на другое. Оставьте мертвецов в покое! Похороните и помолитесь. Мы же издеваемся над покойниками, отравляем воздух и самих себя. Воздвигли кому-то памятник, теперь свергаем. Так нация не создается. Нация – это терпеливое накопление традиций, даже если они плохие.

– А в чем все-таки, на ваш взгляд, просчеты российской политики на Кавказе?

– Политики, особенно современные, не хотят понимать, что Кавказ – это другой мир, другое миропонимание, шкала ценностей. В России, например, друзья вечером хорошо выпили, наставили друг другу синяков. Утром встретятся, выяснят, кто кому синяк поставил, опять выпьют – и обо всем забыли. На Кавказе даже если я обиду забуду, не забудет мой сын, племянник, двоюродный брат. Потому что я – мужчина, мое достоинство должно быть сохранено. Это – другая культура. Я устал это объяснять: бесполезно. В Дагестане, например, десятки народов, у каждого свой язык. В каждом ауле свои обычаи. И если в одном можно ругаться матом, в другом за мат убьют.

Это многообразие так и осталось непознанным. Чиновникам легче управлять, когда его нет. Многообразие чиновника пугает. А ведь оно – богатство нашего мира, нашей страны. У нас огромный национальный, религиозный, социальный разброс. Если где-то лишь 3-4 социальных слоя, то у нас – 45-50. Настолько общество не скомпоновано. В этих условиях надо быть внимательнее к многообразию, чтобы все работали на собирание своего Отечества.

Сегодня все делают деньги. Мало кто занят обустройством народа, его духа. Не просвещаем народ, а развращаем. Достаточно вспомнить наши телепрограммы. Нам нельзя так себя вести. Мы – большая страна, у нас ответственность другая. Но говорить об этом тоже бесполезно: никто не слышит. Нет философии обустройства солидарного общества. Говоря о национальной идее, патриотизме, подразумевают национализм или расизм. Но национализм, расизм и патриотизм – разные вещи. Патриот – это человек, который любит свой народ, а националист, расист – тот, кто ненавидит другой народ.

На мой взгляд, сначала надо думать о своих гражданах, о своем народе, его самочувствии. Затем определять, кто твой друг, сосед, родственник. И в последнюю очередь – кто твой враг. Не могу не сказать о родном для меня Дагестане. Республика фактически уничтожается. Там страшная безработица: 160 человек на одно рабочее место. В советское время Дагестан был донором, а сегодня 85 процентов потребляет. Но ведь там можно построить предприятия по производству строительных материалов, развивать овцеводство и размещать военные заказы на поставку баранины. Республика занимает одно из первых мест по виноградарству, выпуску коньяка, вин. Имеет 500 километров прекрасного морского побережья – в сто раз лучше, чем в Турции. И таких примеров – десятки.

Там десятилетиями руководят одни и те же люди, и порой трудно определить, где начальник, а где бандит. Хотя официально управляют федеральные службы: МВД, ФСБ, налоговая. Президент Республики достаточно формальная фигура. А ведь государственный чиновник прежде всего должен заботиться о своем народе, а не отдавать его на откуп бандитам, крохоборам, жуликам.

Не надо бороться с народом, языком, культурой. Главное – учитывать национальную самобытность, потребность каждого народа развивать свою культуру, традиции. И тогда каждый народ будет видеть, что его будущее – в составе России. Тогда никакой сепаратизм не увлечет его в сторону. И второе – последовательно налаживать взаимопонимание между народами, подчеркивать общность, воспитывать уважение к другой культуре, другим традициям. Достоинство, честь, будущее своих народов можно обеспечить, только уважая достоинство и честь других. В противном случае на каждый народ найдется свой Саакашвили...


[Примечание]: Опубликовано на сайте "ИСЛАМ РУ" с использованием материалов газеты "СОЮЗНОЕ ВЕЧЕ"