2009.06.17. Журнал "Культура и образование". Главное, чтобы человек был услышан.

ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК БЫЛ УСЛЫШАН

Интервью с Рамазаном Гаджимурадовичем Абдулатиповым, и.о. ректора Московского государственного университета культуры и искусств, доктором философских наук, профессором, известным политическим и общественным деятелем, опубликованное в научно-информационном журнале вузов культуры и искусств «Культура и образование». -2009. — № 1. — С.3-5. 

— Рамазан Гаджимурадович, мы живем в эпоху перемен, большие изменения происходят в системе российского образования. Как Вы относитесь к реформам в образовании, Болонскому процессу?

— В современной России произошла существенная трансформация общества, коренные изменения в сфере экономики, базиса общества, и хотя культура более консервативна, чем экономика, она меняется вместе с обществом. Когда говорят о необходимости реформы в образовании и культуре, следует подходить к этому очень осторожно. Необходимость реформ очевидна. Говорят, что советское образование было лучшее в мире, но оно имело множество недостатков: многие заканчивали обучение и получали дипломы, так и не став образованными людьми. Большое внимание в российском образовании уделяли развитию точных наук. Много достойного было в области точных наук, математики, физики. Но гуманитарное образование сильно отставало из-за идеологического диктата. Да, изменения в гуманитарном образовании необходимы, но мы должны подходить взвешенно к реформе образования и культуры. Я не буду говорить о том, что мы будем впереди мирового образования. Предстоит большая работа, нужно очень многое сделать — для начала хотя бы навести элементарный порядок на территории вуза, отремонтировать общежитие, облагородить парк. Главная задача, которую я вижу, — это работа с людьми.

Когда я был заведующим кафедрой в Мурманске, меня вызвали на партком за пересмотр некоторых положений программы партии. Я считал, что государство должно контролировать основные магистральные пути развития, а все остальное необходимо отдать людям. Прежде всего это касается учреждений сферы услуг.

— Рамазан Гаджимурадович, у Вас, наверное, часто в жизни было так, что Вы имели свое особое мнение, видение, позицию?

— Я бы не сказал, что часто, но как и у всех, у меня есть свое понимание и объяснение реальности. Я философ, и обязан иметь свое видение мира. И я должен об этом сказать. Молчащего философа трудно понять. Философ должен проявить себя. Наш экс-президент Путин, при котором я работал министром без портфеля, говорил обо мне, что я — человек публичный. Я думаю так, что если есть возможность, то человек проявляет себя в деятельности, если этого нет, то у него должно быть право говорить. Есть неизменные нравственные принципы, которые человек получает от родителей. Мой дед был шейхом, человеком твердых убеждений, в течение девяти месяцев совершил паломничество в Мекку. Был неординарным человеком и даже обладал способностью к гипнозу.

Отец был убежденным коммунистом, но в глубине души — религиозным человеком. В доме у нас он повесил портреты Сталина, Брежнева и Шамиля, над чем я смеялся. Но мой отец был противником крайностей в жизни и человеком чести. Он был несправедливо уволен с работы, из-за своих принципов. Я в это время служил в армии фельдшером и написал об этом произволе министру обороны Гречко. И тот помог. Отцу дали работу. Главное — это поиск справедливости, и чтобы человек был услышан. Это касается и нашего университета — преподавателей, сотрудников, студентов. Если мы не слышим людей, то появляется феномен отчужденного человека, либо человека бунтующего. Отчужденный человек обозлен, утрачивает смысл жизни. Либо мы получаем человека бунтующего. На этом фоне и появляются такие явления, как экстремизм, терроризм, национальный сепаратизм.

Что можно всему этому противопоставить? Культуру и образование, причем я хотел бы подчеркнуть их взаимосвязь. Образование — это один из важных элементов культуры, а культура не может развиваться без образования. И в этом плане наш университет имеет уникальные возможности. Нам важно найти адекватную модель соединения образования и культуры. Наша молодежь испытывает сильное влияние массовой коммерческой культуры, телевидения, но, с другой стороны, на ее сознание воздействует школа, вузы.

Но, как известно, получение высшего образования еще не служит гарантией того, что данный человек культурен. Можно быть культурным человеком и не иметь высшего образования, если человек приобщен к традициям, нравственным ценностям и идеалам. К сожалению, в современном образовании почти не отражается огромный пласт национальной культуры. Болонская система образования также имеет этот недостаток. Мы должны сохранить основу нашего образования — нашу культуру. Образование человек может получить за несколько лет, с культурой дело обстоит сложнее. Поэтому важно, чтобы мы как университет культуры были наследниками высочайших культурных традиций, которые накопили народы России. Не зря говорят, что Россия — духовная крепость мира. Этот статус мы теряем.

— Каков круг Ваших интересов, есть ли у Вас хобби?

— Меня интересует современный культурный процесс. Я стараюсь чаще бывать в театрах, музеях, на выставках. Иногда приглашаю с собой сыновей. Недавно побывали в Музее изобразительных искусств им. Пушкина на выставке, посвященной русскому интерьеру, быту. Получили огромное удовольствие. Автоматически нельзя стать культурным человеком. В этом смысле необходимо постоянно приобщаться к культурному наследию. Самое страшное проклятие, существующее у меня на родине, когда говорят: «чтобы вам некого было учить и некому учить». У нас в университете есть кого учить, и есть кому учить. Больше, чем любой другой университет, мы приобщены к культуре. Мы должны найти формат соединения образования и культуры, без которых нет гражданина, нет патриота. Обычно патриотизм у нас оценивается по неким внешним, иногда нескромным проявлениям, а надо доказать патриотизм на деле.

Я не мыслю своей жизни без искусства. В самые трудные моменты моей жизни я обращался к творчеству. И это самое действенное средство. Я пишу музыку, песни, сочиняю стихи, рисую картины, играю на национальных инструментах. Выпустил несколько сборников стихов. В Дагестане вышла недавно книга стихотворений «Род и родина».

— Каковы Ваши творческие планы?

— Среди творческих планов — написание книги, посвященной философии культуры, возможно это будет коллективная работа. Кроме того, мной написана четырехтомная книга «Мир и война на Кавказе», и могу отметить, что подобных работ у нас еще не было, она обобщает историю взаимоотношений кавказских народов и России вплоть до современности. В книге анализируются кавказские войны и актуальные вопросы, касающиеся кавказской политики. Продолжаю работу над серией, посвященной народам России — «Народы моей России», «Мой русский народ», «Мой белорусский народ». Очень важно, чтобы народы России понимали друг друга, если нет понимания другого, он для тебя становится чужим. Я поставил в своем ауле памятник русской учительнице Варваре Ивановне, которая работала у нас после окончания Свердловского училища в очень трудное время. И далее всегда рядом со мной были русские люди, и было понимание друг друга.

Очень важен процесс адаптации к чужой культурной среде. Чужаков уже в Древней Греции считали варварами. Таков стереотип сознания. Это необходимо преодолевать. Изучать другую культуру необходимо. Каждая культура уникальна и по-своему прекрасна, передает красоту мира. Необходимо сохранять традиции, но и адаптироваться к современному миру. В горах говорят: «Лучше село разрушить, чем обычай разрушить». Общие традиции объединяют людей и делают страну непобедимой.

— Мы знаем, что Вы были одним из авторов Конституции Российской Федерации?

— Я руководил рабочей группой по составлению Федеративного договора, но Союзный договор не состоялся. В России 90-х годов очень сильны были центробежные тенденции, и мы, как могли, противодействовали им. Я разрабатывал раздел Конституции Российской Федерации «Федеративное устройство». Я был также автором названия нашей страны — «Российская Федерация». На съезде 1300 человек проголосовали за название «Россия». Это давало бы право выйти из состава России отдельным республикам. «Россия» звучит как песня. Я обратился с предложением переголосовать за название «Российская Федерация». Меня поддержали 900 человек. Вечером я попал в больницу. Трагические ошибки и большие достижения — таковы 90-е годы.

Команда Путина упрочила то, что прошло проверку временем, но я считаю, что большее внимание необходимо уделять становлению гражданского общества, культуре и образованию.

Если кто-то думает, что культура автоматически будет обслуживать новую социальную систему, то ошибается. Нужны громадные усилия, чтобы культура стала частью общества. От состояния культуры зависит будущее нашего общества. В этом смысле наш вуз уникален: мы напрямую связаны с культурой. И в этой сфере мы можем быть новаторами.